Возделывание женьшеня в СССР

Еще в 19 столетии китайцы, проживавшие в Приморском крае Российской империи, выращивали женьшень на лесных плантациях. Эти плантации, однако, не имели какого-либо самостоятельного значения, и устройство их являлось подсобным занятием для искателей корня. На лесных делянках, в основном, доращивали мелкие  дикорастущие растения; незначительное место занимало выращивание из семян.

Первым  широким опытом выращивания женьшеня в культуре было создание в 1910 г. предпринимателем-оленеводом Янковским плантаций на полуострове Сидими. К сожалению, это хозяйство просуществовало до 1922 г. В момент советизации хозяин почти полностью уничтожил запасы культивируемого им женьшеня, и плантация пришла в запустение. Для поддержания и восстановления ее в то время не было квалифицированных специалистов.

В тридцатых годах были осуществлены первые попытки возделывания женьшеня в лесу на территории нескольких заповедных территорий. На небольшие, огороженные участки среди леса высаживались сотрудниками Дальневосточного Филиала СО АН СССР корни дикого женьшеня. Их, строго говоря, нельзя было считать плантациями, поскольку дикорастущие растения после пересадки оставлялись в обстановке, максимально приближенной к естественной, то есть отсутствовали гряды, были сохранены деревья, кустарники и даже лесные травы, а также не было специального ухода. Они использовались для проведения наблюдений.

После перерыва, с 1949 г. ДВФАН продолжил свои опыты , сперва на местном материале, используя молодые корни дикорастущих растений и их семена, а затем — на корейском. В 1952 г. в Супутинском заповеднике был впервые произведен посев большого количества семян женьшеня.

Научным сотрудником  3. И. Гутниковой были широко поставлены опыты для выяснения оптимальных сроков и способов сева, оптимальной площади питания, необходимых удобрений в условиях возделывания женьшеня под пологом леса. В 1952—1953 гг. были получены новые партии семян корейского женьшеня, что позволило расширить опытные плантации, развернуть интересную исследовательскую работу в различных направлениях. Одновременно семена корейского женьшеня поступили и в ряд других научно-исследовательских учреждений. Всесоюзный институт лекарственных и ароматических растений организовал научно-опытную плантацию под Москвой и в ряде своих опорных пунктов в других районах Европейской части СССР. На Кавказе семена женьшеня были высеяны в Тебердинском государственном заповеднике.

 

Результаты опытов убедили в возможности выращивать женьшень не только в пределах ареала его естественного произрастания, но и далеко за этими пределами, в Европейской части СССР и на Кавказе. Обширная опытная плантация ДВФАН  уже через несколько лет годы своего существования стала обеспечивать собственным семенным и посадочным материалом десятки новых точек на территории СССР.

Удовлетворительно рос женьшень под Москвой. Здесь ежегодно собиралось много семян. Растения выглядели здоровыми и отличались хорошим ростом как надземных побегов, так и корней. Характер развития женьшеня в этих условиях не оставлял сомнений в возможности организации промышленных плантаций и в Московской области.

На Кавказе, в Тебердинском заповеднике, плантации были разбиты на разных уровнях, в различных типах леса. Условия в горах Северного Кавказа весьма близки к условиям его родины и районов его широкой культуры в Корее. Наиболее благоприятными для женьшеня оказались пологие южные, юго-восточные и восточные склоны, покрытые буковыми лесами с сомкнутостью крон не более 0,6. Сравнивая по весу трехлетние и четырехлетние корни, выращенные в Теберде, с одновозрастными корнями на корейских плантациях, пришли к выводу, что различия между теми и другими незначительны, и высказали предположение о возможности создания промышленных плантаций женьшеня в районах Северного Кавказа.

Исследования различных образцов женьшеня показали, что препараты из корней культивируемых растений лишь немного слабее препаратов из дикорастущих корней , а некоторые образцы женьшеня, выращенного на плантациях в Приморском крае и в оранжерейных условиях в Ленинграде, оказались по силе действия равными дикорастущему женьшеню. Фармакологический анализ образцов корней из различных районов опытного выращивания женьшеня также дал вполне удовлетворительные результаты.

 

Ginseng on stamps in Soviet Union

В советские условия было много перенесено ценного из богатого опыта Китая и Кореи. Знакомство с организацией дела в КНДР  убедило специалистов СССР в целесообразности возделывания женьшеня на открытых участках с применением искусственной тени. Стала приниматься продвинутая организация хозяйства: отделение питомников от плантаций, приемы регулирования условий освещения, влажности и температуры, особенно в питомниках, применяемый для выращивания рассады состав земли, прием удаления цветоносов у трех- и шестилетних растений и сбора семенного урожая с тех же плантаций на 4-м и 5-м году жизни растений и т. д. Знание биологических особенностей женьшеня способствовало в обеспечении  правильного подхода к организации  хозяйств и получению на основе научных методов высоких урожаев ценного лекарственного сырья.