Из истории женьшеня

Из всех исторических документов ушедших эпох, первыми о женьшене заговорили тех из них, которые можно датировать I веком до нашей эры. Устные же предания уводят нас многим дальше этой и без того не самой близкой даты. Вполне естественно, что могучие фигуры, то и дело возникавшие на шахматной доске истории, не могли не интересоваться столь чудодейственным растением, и бывали на земле года, когда, например, в Китайских царствах лишь императорские семьи были достойны прибегать к  нему, тогда как простолюдинов, уличённых в этом, ожидала казнь.
Нет ничего удивительного, что в самой Поднебесной женьшень вскоре уже было не найти. Собиратели необыкновенного растения снаряжались в далёкие экспедиции, уходили дальше на Восток, в леса, по пути претерпевая многие невзгоды, включая набеги бандитов – охотников ха этим сокровищем. Впрочем, даже самые удачливые из этих «Индиан Джонсов» своего времени в итоге не получали ничего – за этим зорко следили проворные императорские чиновники китайских династий. Впрочем, что естественно, всегда находился обходной путь, и торговля продолжалась, а самые удачливые могли в короткий срок озолотиться на продаже «императорских корней».

орехи, ягоды, женьшень

В годы советской власти, в 50-60 годы, сбор  был делом крайне прибыльным, но и, вместе с тем, рискованным. Что уж там, некоторые из историй, посвящённых этому, могли бы стать бестселлерами детективного жанра, ведь изредка кому-то да выпадало счастье найти женьшень, отличающиеся большими размерами и солидным возрастом. Бывалые добытчики обыкновенно устраивали свои делянки в потаённых уголках тайги, где пытались самостоятельно вырастить заветные корни. Вот только дождаться урожая оказывалось не так-то просто – лишь спустя почти десятилетие роста лесной женьшень достигал зрелости и мог быть собран.

Впрочем, отыскать желанное растение было лишь половиной дела, ведь оставалось ещё его правильным образом извлечь из земли, не причинив вреда крайне нежной кожице. Для такого дела умелые искатели осторожно поддевали корни прямо с землёй, в которой они сидели, после чего скрупулёзно освобождали их от грунта. Только после этого корневище бережно помещали в берестяной ларчик. К слову, в Советском Союзе самым популярным методом приготовления являлось настаивание в спирте.

В свои золотые годы советская власть вывозила за свои пределы целые тонны экспортного женьшеня – ценный круг утекал в основном на Восток, в Японию, а в общем на него в страну советов уходила твёрдая валюта, и не мало (ведь СССР был тогда, по сути, монополистом на этом рынке). Увы, добыча корня чуть ли не в промышленных масштабах привела к плачевному итогу: к 1970-м годам женьшень на советских просторах найти уже стало практически невозможно. Как тень былого богатства, уцелели лишь немногочисленные бывалые «охотники» с их делянками. Впрочем, в перестроечные года женьшень искал едва ли не каждый способный добрести до леса. И последние остатки женьшеня в Приморье оказались истощены.
Но, несмотря на всё это, охотников за корнем можно встретить и в современной нам России  и за границей .
Сейчас же настоящие специалисты преследуют иную цель: найти в самых дремучих уголках мира дикие корни и использовать их  для совершенствования культивированного женьшеня.